Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Пьесы - - Настоящий инспектор Хаунд

Проза и поэзия >> Современная драматургия >> Зарубежные пьесы >> Том Стоппард >> Пьесы
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Том Стоппард. Настоящий инспектор Хаунд

----------------------------------------------------------------------------

Перевод С. Сухарева

Издательство "Азбука". Санкт-Петербург, 2000

OCR Бычков М.Н.

----------------------------------------------------------------------------

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА


     Мун.

     Бердбут.

     Миссис Драдж.

     Саймон.

     Фелисити.

     Синтия.

     Магнус.

     Инспектор Хаунд.


     Поначалу публике должно представиться ее собственное отражение в огромном зеркале. Немыслимо. Тем не менее в темной глубине сцены - не у рампы - виднеются ряд плюшевых кресел и расплывчатые очертания лиц. Эта картина вначале показана ясно, а затем, по ходу действия, она может постепенно поблекнуть. Остается лишь первый ряд сидений и, наконец, только два кресла - в одном из них сейчас сидит Мун. Между Муном и зрительным залом игровая площадка, с максимальной степенью достоверности изображающая гостиную Малдунского поместья. С одной стороны - доходящее до пола двустворчатое окно. В глубине сцены, ближе к Муну - телефон. Перед кушеткой - распростертое на полу тело мужчины, лицом вниз. Кушетка должна быть довольно просторной. Если ее передвинуть, она способна совершенно скрыть тело под собой. Молчание. Гостиная. Тело. Мун.

     Мун безучастно смотрит прямо перед собой. Поворачивает голову налево, направо, смотрит вверх, опускает глаза он в ожидании. Берет программку и читает первую страницу. Переворачивает страницу и читает дальше.

     Переворачивает страницу и читает дальше. Переворачивает страницу и читает дальше. Переворачивает страницу и читает дальше. Читает последнюю страницу.

     Кладет программку на колени, скрещивает ноги и осматривается. Вглядывается вперед. Позади него появляется смутно различимая фигура мужчины, который садится у него за спиной: это Бердбут.

     Пауза. Мун берет программку, взглядывает на обложку и нетерпеливо ее опускает. Пауза... За спиной у него раздается до нелепости громкое шуршание коробки с шоколадом. Мун оглядывается. Мун и Бердбут видят друг друга. Они, без сомнения, знакомы и молча обмениваются сдержанными приветствиями. Мун устремляет взгляд вперед. Бердбут поднимается с места и пробирается к Муну.

     Примечание. Почти все время Мун и Бердбут беседуют, как полагается в театре, негромко, иногда шепотом. Невзирая на любую акустику, их сиденья должны быть снабжены микрофонами. По залу должен распространяться не увеличенный трансляцией звук, но звук, подхваченный незаметно и плавно доходящий до слушателей.

     Тем временем Бердбут, с коробкой "Черной магии", присоединяется к Муну и тяжело плюхается в кресло рядом с ним; Бердбут - пухловатый, средних лет; Мун - моложе, выше ростом, держится скованней.


     Бердбуд (усаживаясь, заговорщическим тоном). Мы с ребятами встречались в баре и решили, что это первоклассное семейное развлечение, но засиживаться дольше половины одиннадцатого - значит чересчур потакать своим слабостям... (Весело смеется.) Я сегодня сам по себе - не возражаете, если я к вам присоединюсь?

     Мун. Привет, Бердбут.

     Бердбут. Где Хиггз?

     Мун. Я вместо него.

     Мун и Бердбут (вместе). Где Хиггз?

     Мун. Всегда.

     Бердбут. Как это?

     Мун. В каждый данный момент существует либо один, либо другой из нас; вместе мы обеспечиваем непрерывность. Я держу место для Хиггза наготове. Мое присутствие обозначает его отсутствие, его отсутствие подтверждает мое присутствие, его присутствие предвещает мое... Когда мы с Хиггзом пройдем по этому залу вместе к нашему общему креслу, океаны обрушатся в небосвод, а рыбы повиснут на деревьях.

     Бердбут (Он слушал вполуха, рассеянно оглядываясь по сторонам, теперь перебивает). Где Хиггз?

     Мун. Одного моего вида с бесплатным пригласительным билетом в руке достаточно. По улицам сегодня не пройти, страна в смятении, и от вершины к вершине проносится клич: "Где... Хиггз?.." (Небольшая пауза) Быть может, он наконец умер, или застрял где-то в лифте, или его поразила амнезия и он слоняется всюду с манжетами, набитыми корешками от билетов.


     Бердбут с минуту недоверчиво разглядывает Муна.


     Бердбут. Да... Да, хорошо, что я не привел сегодня с собой Миртл: это, пожалуй, не совсем в ее вкусе.

     Мун. То есть не по уму?

     Бердбут. Да нет - ведь это нечто вроде триллера, не так ли?

     Мун. Разве?

     Бердбут. Так мне сказали. Детектив. Типа: кто убил? Всем оставаться на месте.

     Мун. Возможно, подоплека именно такова.

     Бердбут. Подоплека?! Да это просто детектив, приятель! Поглядите-ка! (Они оглядываются по сторонам. Зал. Тело. Тишина) Уже началось?

     Мун. Да.
Пауза. Продолжают осматриваться.



     Бердбут. Вы уверены?

     Мун. Это пауза.

     Бердбут. Нельзя начинать с паузы! Если хотите знать мое мнение, там царит всеобщая паника. (Смеется, потом умолкает.) Где же тогда сегодня Хиггз?

     Мун. Этот вопрос проводит меня до могилы и станет моей эпитафией: "Здесь лежит Мун, дублер", но где же Хиггз?.. Порой я мечтаю о революции, о кровавом государственном перевороте, осуществленном лицами второго ранга; о труппах ведущих актеров, которых перерезал запасной состав; о фокусниках, перепиленных пополам шикарными девицами с застывшими на лицах улыбками; о командах игроков в крикет, уничтоженных разбушевавшимися любителями; я мечтаю о чемпионах бокса, посланных в нокаут спарринг-партнерами ударом в затылок; я мечтаю о том, как вечные невесты опрокидывают и насилуют женихов на грудах булочек с сосисками; как, наконец, личные секретари парламентариев швыряют бомбы в бронетранспортер министра; как комики умирают на провинциальных сценах, лишенные пропитания безмолвно торжествующими суфлерами; как марширует армия ассистентов и заместителей, помощников командира, вторых призеров: они штурмуют дворец, где второй сын уже занял трон, совершив цареубийство посредством крокетной клюшки; вторые мира сего да станут в первый ряд! (Барабанный бой.) Порой Хиггз мне снится.
Пауза. Бердбут с сомнением вглядывается в Муна. Он в замешательстве и спешит вернуться к действительности, схватившись за коробку с шоколадными

     конфетами.


     Бердбут (жуя в микрофон.) Конфету?!

     Мун. Что там у вас?

     Бердбут (продолжая жевать). "Черная магия".

     Мун. Нет, спасибо.


     Жевание прекращается.
О победах малых, пораженьях...

     Бердбут. Тогда я вам подскажу. Следите за девушкой.

     Мун. По-вашему, это сделала она?

     Бердбут. Да нет - девушка, следите за ней.

     Мун. Что за девушка?

     Бердбут. Вы ее не узнаете - я толкну вас локтем.

     Мун. А вам она знакома, не так ли?

     Бердбут (с подозрением, едва сдерживая себя). Что вы хотите этим сказать?

     Мун. То есть?

     Бердбут. Я собираюсь вас предупредить - тихонько вам намекнуть. Ради Бога, Мун, что с вами? Вам же лучше, если вы заметите ее дебют: она совсем новенькая, из провинции, и уже на первых ролях. Я не навязываю вам какого-то мнения, но словечко-другое от нас - и мы сделаем ей имя.

     Мун. Пожалуй, этак вы делали их дюжинами.

     Бердбут (взрываясь от возмущения). Да будет вам известно, что я семейный человек, привязанный к моей скромной, но добросердечной супруге, и если вам угодно предположить...

     Мун. Нет-нет...

     Бердбут. Я, с моей безукоризненной нравственностью...

     Мун. Прошу прощения.

     Бердбут. ...грязно оболган.

     Мун. Это она?


     Вошла миссис Драдж.


     Бердбут. Не говорите глупостей: я скорей умру, чем с этой старой... гм.
Миссис Драдж - приходящая домашняя работница, средних лет, с тюрбаном на голове. Она направляется к радиоприемнику, на ходу непрерывно смахивая

     пыль.


     Мун (читает программку). Миссис Драдж, прислуга.

     Голос по радио (раздается тотчас же, как только миссис Драдж включает приемник). Мы прерываем нашу программу для специального сообщения от имени полиции. (Миссис Драдж прислушивается.) Поиски сбежавшего в Эссексе маньяка все еще продолжаются.

     Миссис Драдж (восклицает в ужасе). В Эссексе!

     Голос по радио. Полиция графства, возглавляемая инспектором Хаундом, получила сообщение о том, что сбежавшего видели в пустынной заболоченной местности вокруг Малдунского поместья. (Миссис Драдж от страха открывает рот.) Сбежавший одет в темный костюм и светлую рубашку. Он среднего роста, обычного телосложения, довольно молод. Всех, кто встретит человека, отвечающего описанию и действия которого покажутся вам подозрительными, просят позвонить в ближайший полицейский участок. (Позади миссис Драдж появляется человек, отвечающий описанию. Действия его подозрительны. Он прокрадывается по сцене; потом, крадучись, исчезает. Миссис Драдж не замечает его. Он в свою очередь не замечает лежащего на полу тела) На этом сообщение полиции окончено. (Миссис Драдж выключает радио и вновь берется за уборку. Она не замечает лежащего на полу тела. По чистой случайности тело либо чем-то загорожено от ее глаз, либо она находится к нему спиной. Тем не менее по мере работы она к нему приближается.)

     Бердбут. Значит, вот что обо мне поговаривают, так?

     Мун. Что?

     Бердбут. О, я знаю, что творится у меня за спиной: смешки, клевета, тайные поклепы... Что вы слышали?

     Мун. Ничего.

     Бердбут (учтиво). Сплетни, слухи. Сплетни, мой дорогой друг, и слухи. Я не обращаю на них внимания: это все суды да пересуды коварных завистников, но я стою выше злословия: я - достойный уважения женатый человек... Мун. Кстати...

     Бердбут. Мне хоть бы хны, уверяю вас.

     Мун. А что это была за дама, с которой я видел вас вчера вечером?

     Бердбут (неожиданно впадает в ярость). Да как вы смеете! (Спокойней.) Как вы смеете. Подальше от меня с вашими скользкими инсинуациями! Моя жена Миртл прекрасно понимает, что мое положение критика обязывает меня время от времени общаться с миром рампы, быть au fait {В курсе (фр.).} единственно ради того, чтобы держаться в русле новейших...

     Мун. Виноват...

     Бердбут. Меня, критика с безупречной репутацией, готовы чернить и поносить на каждом углу, выставлять в колодках на всеобщее посмешище...

     Мун. Ш-ш...

     Бердбут. Мне нечего скрывать! Но если только это достигнет ушей моей обожаемой Миртл...

     Мун. Можно мне конфету?

     Бердбут. Что? А!.. (Смягчившись.) Да-да, мой дорогой друг, еще по конфете... Нет смысла... да, представление отличное. (Кидает конфету в рот и жует.) Вам какую? Вишня? Клубника? Кофе со сливками? Рахат-лукум? Мун. Мне монтелимар.

     Бердбут (переставая жевать). Извините, такой нет.

     Мун. Крыжовенное фондю?

     Бердбут. Нет.

     Мун. Фисташковый фадж? Нектариновая гроздь? Пралине с пеканом? Крекер Шато Неф дю Пап пятдесят пятого года? Бердбут. Боюсь, что этого нет... Карамель?

     Мун. Да, годится.

     Бердбут. Благодарю вас. (Протягивает Муну конфету. Пауза) Между прочим говоря, старина, я буду вам признателен, если вы умолчите... я хочу сказать, вы же знаете, как плодятся все эти недоразумения...

     Мун. Что?

     Бердбут. Дело в том, что Миртл просто-напросто не любит театр... (Беспомощно умолкает.)
Миссис Драдж, которая вот-вот неминуемо должна была обнаружить тело, продолжая прибирать комнату, надвигает на него кушетку, и оно совершенно исчезает из глаз Миссис Драдж продолжает сметать пыль, напевая что-то под

     нос.


     Мун. Кстати, Бердбут, примите мои поздравления.

     Бердбут. О чем вы?

     Мун. В театре "Ройял". Ваш текст целиком воспроизведен в неоне.

     Бердбут (довольным тоном). А... это старье...

     Мун. Вы его, конечно, уже видели.

     Бердбут (рассеянно). Да, проходил мимо...

     Мун. Как только шумиха уляжется, непременно посмотрю во второй раз.

     Бердбут. У меня с собой, между прочим, несколько цветных кадров... не знаю, захотите ли вы...

     Мун. Разумеется, охотно, охотно... (Бердбут протягивает ему цветные слайды и видеоскоп на батарейках, который Мун тут же прикладывает к глазам.) Да.. да... замечательно... необычайно убедительно. Размах, живость, зажигательность - в лучшем смысле этого слова. Объем велик, но это маленький шедевр, я бы даже сказал, в нем есть динамика без дешевки; утверждая это, я пойду дальше: перед нами текст, придающий новое измерение деятельности критиков. Заклинаю вас поторопиться в театр "Ройял", ибо это вещество самой жизни. (Возвращая слайды, мрачно.) Мне на долю выпала только надпись "Незабываемо" для афиш к... К чему?

     Бердбут. Да-да, помню... Это было ваше? Я думал, Хиггза.
Звонит телефон. Миссис Драдж как будто ждала звонка, последние несколько секунд сосредоточенно смахивая с аппарата пыль. Она поспешно берет трубку.


     Миссис Драдж (в телефон). Алло! Это гостиная загородной резиденции леди Малдун ранним весенним утром!.. Алло! Это гостина... Кто? Кто вам нужен? Боюсь, что таких здесь нет, все это очень загадочно и, я уверена, не к добру; надеюсь, ничего не стряслось: ведь мы, то есть леди Малдун и ее гости, отрезаны от внешнего мира, включая Магнуса, прикованного к передвижному креслу единокровного брата мужа ее светлости - лорда Альберта Малдуна, который десять лет тому назад отправился на прогулку к скалам - и с тех пор его никто не видел; мы здесь совершенно одни, так как детей у супругов не было.

     Мун. Вторично, разумеется.

     Бердбут. Но вполне основательно.

     Миссис Драдж. Если среди нас появится незнакомец, в чем я очень сомневаюсь, я сообщу ему, что вы звонили. До свидания.
Кладет трубку и видит перед собой фигуру уже появлявшегося ранее человека, который вошел теперь, еще более подозрительным образом, через двустворчатое окно. Он встречается взглядом с миссис Драдж, застывает на

     месте и выпрямляется.


     Саймон. А, привет! Меня зовут Саймон Гаскойн. Надеюсь, вы не против, что я зашел: дверь была открыта. Я друг леди Малдун, хозяйки дома; мы познакомились с ней через нашего общего друга Фелисити Каннингхэм - сразу же после того, как я тут на днях поселился.

     Миссис Драдж. Мое имя миссис Драдж. Я живу не здесь, но, если позволяет погода, заезжаю сюда на велосипеде: помогаю приводить в порядок очаровательное, но несколько уединенное Малдунское поместье. Судя по времени (взглядывает на часы), вы попали сюда как раз вовремя, прежде чем прилив окончательно отрежет нас от внешнего мира.

     Саймон. Я шел через скалы напрямик и воспользовался одной из старых контрабандистских троп через предательские болота, которыми окружен этот до странности неприступный дом.

     Миссис Драдж. Да, многие посетители обращали внимание на топографический изгиб местности, благодаря которому из поместья не ведет ни одна дорога, тогда как попасть в него при хорошей погоде можно всегда.

     Саймон. Что ж, день пока что стоит прекрасный.

     Миссис Драдж. Да, но сейчас кукушкины слезки в цвету - и прежде чем солнце достигнет хребта Фостера, опустится туман.

     Саймон. Удивительно, как деревенские жители разбираются в приметах.

     Миссис Драдж (подозрительно). В каких предметах?

     Саймон (выглядывая из окна). Похоже, что туман и вправду надвигается.

     Миссис Драдж. Туман ведет себя здесь очень коварно: он приходит с моря без предупреждения, окутывая скалы убийственной непроницаемой пеленой.

     Саймон. Да, я об этом слышал.

     Миссис Драдж. Я помню, как не один уик-энд Малдунское поместье, как именуется этот прекрасный старинный дом времен королевы Анны, могло с тем же успехом плавать среди льдов: нечего было и пытаться дозвониться до полиции. Именно в такой вот уик-энд лорд Малдун, который лишь незадолго до того вернулся с очаровательной невестой в гнездо своих предков, десять лет тому назад вышел из дома - и тело его так и не обнаружили.

     Саймон. Да-да, бедняжка Синтия.

     Миссис Драдж. Лорда звали Альберт.

     Саймон. Да-да, бедняга Альберт. Но скажите мне, леди Малдун где-то поблизости?

     Миссис Драдж. Думаю, она играет на лужайке в теннис с Фелисити Каннингхэм.

     Саймон (пораженный). С Фелисити Каннингхэм?

     Миссис Драдж. Ваш общий друг - так, кажется, вы сказали? Счастливое совпадение. Пойду скажу им, что вы здесь.

     Саймон. Э-э, дело в том, что я не могу остаться... пожалуйста, не беспокойте их... мне действительно необходимо уйти.

     Миссис Драдж. Они будут очень разочарованы. В поместье уже давно недостает четвертого партнера для понтонного бриджа, а сама я в карты не играю.

     Саймон. Так, значит, есть еще один гость?

     Миссис Драдж. Майор Магнус, искалеченный единокровный брат лорда Малдуна. Он явился позавчера из Канады как снег на голову - других гостей нет.
С этими словами миссис Драдж удаляется, Саймон остается в нерешительности.


     Мун (спокойно размышляет). Наверное, я должен спокойно дожидаться, пока Хиггз умрет.

     Бердбут. Что?

     Мун. А если, когда он умрет, я просто исчезну? Вот чего я слегка побаиваюсь.


     Звонит телефон. Саймон снимает трубку.


     Саймон. Алло?

     Мун. Любопытно, то же ли самое предстоит Пакериджу?

     Бердбут и Саймон (вместе). Кто это?

     Мун. Третий дублер.

     Бердбут. Ваш дублер?

     Мун. Дожидается ли он, чтобы мы с Хиггзом написали друг другу некрологи, мечтает ли...

     Саймон. С кем вы хотите говорить?

     Бердбут. Каков он?

     Мун. Зол.

     Саймон. Таких здесь нет.

     Бердбут. Нет, как критик, что Пакеридж представляет собой как критик?

     Мун (с ехидным смехом). Об этом никто не имеет понятия.

     Саймон. Вы, должно быть, ошиблись номером!

     Мун. ...всегда были я и Хиггз.
Саймон отодвигает телефон и нервно расхаживает взад-вперед. Пауза. Бердбут

     сверяется с программкой.


     Бердбут. Саймон Гаскойн. Нет, это, конечно, не он.

     Мун. Что?

     Бердбут. Я сказал, что это не он.

     Мун. Тогда кто же?

     Бердбут. Полагаю, что Магнус.

     Мун. Он замаскированный Магнус, вы хотите сказать?

     Бердбут. Что?

     Мун. Вы думаете, кто-то замаскировался под Магнуса?

     Бердбут. Вы слишком рассеяны, Мун.

     Мун. Мне послышалось, вы сказали...

     Бердбут. Вы все время толкуете о Хиггзе и Пакеридже - что с вами?

     Мун (задумчиво). Интересно, толкуют ли они обо мне?..


     Неожиданный порыв толкает Саймона включить радио.


     Голос по радио. Передаем очередное сообщение полиции. Полиция графства Эссекс продолжает тщетные поиски маньяка, который все еще блуждает на свободе по смертоносным болотам прибрежного района. Связаться для получения информации с инспектором Хаундом, возглавляющим операцию, возможности нет, однако распространена уверенность в том, что им разработан секретный план... Между тем полицейские и добровольцы прочесывают болота с рупорами, выкрикивая: "Не будьте безумцем, сдавайтесь". На этом сообщение полиции окончено.
Саймон выключает радио. Он явно встревожен. Мысли Муна и Бердбута текут в

     разных направлениях.


     Бердбут (понимающе). О да...

     Мун. Да, я думаю, мое имя редко сходит с губ Пакериджа... это действительно грустно... Какая уж тут жизнь: быть дублером дублера.

     Бердбут. Да... да....

     Мун. Хиггз сроду обо мне не задумывается. Это видно по тому, как он кивает.

     Бердбут. Месть, разумеется.

     Мун. Что?

     Бердбут. Ревность.

     Мун. Чепуха - в этом нет ничего личного...

     Бердбут. Параноидальная злоба...

     Мун (поначалу отрывисто, все убыстряя темп). Это означает попросту, что мне обрыдло довольствоваться ролью временного светила; прибывать, когда убывает другое; мне мало быть временно исполняющим обязанности, альтернативным вариантом, находиться в резерве, быть под рукой, откликаться на зов; если действовать, то только на подхвате, служить заменой. Ибо я - Мун, то есть Луна. Вечная Луна, собственной персоной. Луна весной, зимой и летом. Мое место во вселенной нетленно: оно принадлежит только мне, и больше никому из смертных. Луна всегда одна... Да, я все вижу по его кивку.

     Бердбут. Разумеется, свихнулся окончательно.

     Мун. Что?

     Бердбут. Ответ находится там, в болотах.

     Мун. О...

     Бердбут. Фамильный скелет возвращается под родной кров на покой.

     Мун. О да. ("Он прочищает горло: у обоих, Муна и Бердбута, хорошо поставленный голос - голос критика, предназначенный для пространного изложения мнений.) Уже в начальных сценах мы отмечаем классическое влияние катализирующей действие фигуры - постороннего, который пробирается в сердцевину упорядоченного мира и производит там разрушения; ударные волны, если я не слишком ошибаюсь, сорвут с этих уютно устроившихся персонажей - этих ракообразных в тихой заводи общества, - сорвут с них твердые панцири и оставят оголенной дрожащую плоть, которой по сути мы все и являемся. Но это еще не все...

     Бердбут. Согласен. Не спускайте глаз с Магнуса.
В двустворчатое окно влетает теннисный мяч, вслед за которым вбегает Фелисити. Ей двадцать с небольшим. Она одета в красивый спортивный костюм,

     держит в руке ракетку.


     Фелисити (обернувшись, кричит). Аут!
Не сразу замечает Саймона, который отступает в сторону. Мун обеспокоен

     каким-то воспоминанием.


     Мун. Послушайте, Бердбут...

     Бердбут. Это та самая.

     Фелисити (завидев Саймона). Ты! (Весь вид ее выражает изумление, смешанное с удовольствием.)

     Саймон (нервно). Да, я. Еще раз привет.

     Фелисити. Что ты тут делаешь?

     Саймон. Видишь ли, я...

     Мун. Она...

     Бердбут. Тсс...

     Саймон. Ты наверняка удивлена тем, что я здесь.

     Фелисити. Честно говоря, дорогой, это и в самом деле из ряда вон.

     Саймон. Ну что ж, вот он я, перед тобой.

     Фелисити. Ты, должно быть, отчаянно хотел меня видеть - я и вправду польщена, но разве нельзя было подождать, пока я вернусь?

     Саймон (храбро). Кое-чего ты не знаешь.

     Фелисити. Чего именно?

     Саймон. Видишь ли, я тут всякого наговорил... возможно, слегка увлекся... мы оба...

     Фелисити (сухо). Что ты хочешь этим сказать?

     Саймон. Я люблю другую!

     Фелисити. Понятно.

     Саймон. Я ничего не обещал, я просто...

     Фелисити. Можешь не продолжать...

     Саймон. О, я совсем не хотел тебя обидеть...

     Фелисити. Какая наглость!

     Саймон. Э-э, я...

     Фелисити. Вы, трусливый ловелас...

     Саймон. Дай мне объяснить...

     Фелисити. Сейчас не время и не место: вы полагаете, что можете соваться всюду, чем бы я ни была занята...

     Саймон. Но я хочу сказать, что искренне тобой восхищаюсь. Я не хочу, чтобы ты думала, будто я говорил неправду...

     Фелисити. Я готова убить вас за это, Саймон Гаскойн!
Уходит в слезах, минуя миссис Драдж, которая слышала последнюю реплику.


     Мун. Это была она.

     Бердбут. Я говорил вам: с головы до ног...

     Мун. Нет-нет...

     Бердбут. Тсс...

     Саймон (обращается к миссис Драдж). Да, в чем дело?

     Миссис Драдж. Мне нужно установить ломберный столик, сэр.

     Саймон. Вряд ли я останусь.

     Миссис Драдж. О, леди Малдун будет весьма разочарована.

     Саймон. Она знает, что я здесь?

     Миссис Драдж. О да, сэр, я только что сообщила ей об этом - и она очень разволновалась.

     Саймон. Неужели?.. Что ж, похоже, сейчас я разрядил обстановку... Очень разволновалась, вы говорите... надо же... надо же...
Саймон и миссис Драдж устанавливают карточный столик, после чего миссис

     Драдж уходит.


     Мун. Фелисити! Это она, та самая.

     Бердбут. Чепуха! Ложный след.

     Мун. Говорю вам, это была она!

     Бердбут (раздраженно). Кто она?

     Мун. Та дама, с которой я видел вас вчера вечером!

     Бердбут (задыхаясь от ярости). Вы хотите сказать, что я, с моей безукоризненно неподкупной честностью, торгую пером ради плошки похлебки? Только потому, что в ходе моей профессиональной деятельности мне случилось завязать знакомство - проникнуться, если хотите, теплым сочувствием к коллеге по трудам в винограднике гримерной, - и вот оказываюсь нестерпимым образом огвожденным и приклеветанным...

     Мун. Я вовсе не имел в виду...

     Бердбут. ...оказываюсь объектом невежественного ожесточения, мелких наветов со стороны ничтожеств...

     Мун. Простите...

     Бердбут. ...предположить, что мое доброе мнение в журнале, обладающем безупречной репутацией, зависит от первой попавшейся кокетки, которая потакает моим желаниям...

     Мун. Ш-ш-ш...

     Бердбут. Это я - то дамский угодник!.. Да мы с Миртл вместе уже... Боже правый! А это еще кто?
Через двустворчатое окно входит леди Синтия Малдун. Это красивая женщина, ей за тридцать. На ней платье для коктейлей, она нарядно причесана, в руке у нее теннисная ракетка. На Бердбута она также производит неотразимое впечатление. Он приподнимается, потом падает в кресло с разинутым ртом.


     Синтия (входит). Саймон!


     Увидев друг друга, Саймон и Синтия драматически застывают на месте.


     Мун. Леди Малдун.

     Бердбут. Нет, я хочу спросить: кто она такая?

     Саймон (бросаясь вперед). Синтия!

     Синтия. Не говори пока ничего, просто обними меня.
Саймон сжимает ее в объятиях и, как говорится, впивается губами в ее губы.

     Пока поцелуй длится...


     Бердбут. Она прекрасна - видение вечной грации, поэма...

     Мун. Кажется, она ошеломлена.


     Синтия порывисто высвобождается из объятий.


     Синтия. Нам нельзя вести себя так!

     Саймон. Нам нечего стыдиться.

     Синтия. Но, дорогой мой, это же безумие!

     Саймон. Да! Я безумно в тебя влюблен!

     Синтия. Прошу тебя! Вспомни, где мы находимся!

     Саймон. Синтия, я люблю тебя!

     Синтия. Не надо - я люблю Альберта!

     Саймон. Он мертв! (Встряхивает ее за плечи.) Тебе понятно? Альберт мертв!

     Синтия. Нет, я никогда не перестану надеяться! Пусти меня! Мы не свободны!

     Саймон. Мне все равно: мы созданы друг для друга, если бы только мы встретились вовремя.

     Синтия. Ты животное, Саймон! Ты воспользуешься мной и отбросишь прочь, как отбросил от себя многих и многих.

     Саймон. Нет, Синтия, ты способна сделать меня лучше!

     Синтия. Ты безжалостен - такой сильный, такой жестокий...


     Саймон порывисто целует ее.


     Мун. Сын, которого у нее никогда не было, воплотился в красивом незнакомце: юность, напор, животная гибкость атлета как эстетический фактор, всеобъемлющий порыв сломал все барьеры, высвобождая потаенные желания.

     Бердбут. Клянусь, вы правы. Она действительно ошеломлена.


     Синтия отталкивает Саймона, вошла миссис Драдж.


     Синтия. Прекрати - не видишь разве, что делаешь из себя посмешище?

     Саймон. Я убью всякого, кто встанет между нами!

     Синтия. В чем дело, миссис Драдж?

     Миссис Драдж. Госпожа, не закрыть ли окна? Туман наплывает с моря подобно грозному...

     Синтия. Да, пожалуй, закройте. Сегодня, кажется, будет именно такой день. Карты приготовлены?

     Миссис Драдж. Да, госпожа.

     Синтия. Передайте мисс Каннингхэм, что мы ее ждем.

     Миссис Драдж. Да, госпожа.

     Синтия. И позовите майора вниз.

     Миссис Драдж. По-моему, он уже на лестнице. (Уходит.)
Слышно, как по пролетам лестницы с несколькими площадками спускается - со скоростью приблизительно пятнадцать миль в час передвижное кресло Магнуса.

     По пути оно сбивает Саймона с ног.


     Синтия. Саймон!

     Магнус (громогласно). Не успел и охнуть! Угодил прямо под колеса!

     Синтия. Дорогой, с тобой все в порядке?

     Магнус. У меня есть свидетели!

     Синтия. О Саймон, скажи же хоть что-нибудь!

     Саимон (резко садится). Искренне прошу прощения.

     Магнус (все еще громко.) Давно вы пешеход?

     Саймон. С тех пор, как научился ходить.

     Синтия. А сейчас ты можешь идти? (Саймон поднимается на ноги и делает несколько шагов.) Слава Богу! Магнус, это Саймон Гаскойн.

     Магнус. Что он здесь делает?

     Синтия. Он только что появился.

     Магнус. Неужто? И как вам тут - нравится?

     Саймон. (Синтии). Я остался бы здесь навсегда.


     Входит Фелисити.


     Фелисити. Итак, вы все еще здесь.

     Синтия. Конечно же, он здесь. Мы собираемся играть в карты. Представлять вас друг другу нет необходимости: припоминаю сейчас, что мы с вами, Саймон, познакомились через Фелисити, нашего общего друга.

     Фелисити. Да, Саймон - мой старый друг, хотя и не такой старый, как ты, дорогая Синтия.

     Саймон. Да, я не виделся с Фелисити с...

     Фелисити. Со вчерашнего вечера.

     Синтия. Неужели? Что ж, Фелисити, тебе сдавать. Саймон, помоги мне пододвинуть кушетку. Ты, Магнус, составишь партию с Фелисити против меня и Саймона?

     Магнус (в сторону). Ты и Саймон всегда будете партнерами против меня, Синтия?

     Синтия. Что ты хочешь этим сказать, Магнус?

     Магнус. Ты чертовски привлекательная женщина, Синтия.

     Синтия. Ради Бога, не надо! Вспомни Альберта!

     Магнус. Альберт мертв, Синтия, - а ты все еще молода. Не сомневаюсь, он хотел бы, чтобы мы с тобой...

     Синтия. Нет, Магнус, этому не бывать!

     Магнус. Дело в Гаскойне, не так ли? Я убью его, если он встанет между нами!

     Синтия (зовет). Саймон!
Кушетку придвигают к карточному столу: труп снова оказывается виден, но

     игроки его не замечают.


     Бердбут. Саймону придется туго.

     Синтия. Хорошо! Кто начинает?

     Магнус. Я. Пас.

    

... ... ...
Продолжение "Настоящий инспектор Хаунд" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Настоящий инспектор Хаунд
показать все


Анекдот 
Америка, отдел по сбору регистрационных данных крупнейшей софтовой корпорации, диалог:
- самая тупая нация - это русские
- почему?
- да на 142 миллиона человек всего одно имя..
- и какое же?
- Вася Пупкин
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100