Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Мердок, Айрис - Мердок - Под сетью

Проза и поэзия >> Переводная проза >> Мердок, Айрис
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Айрис Мэрдок. Под сетью

-----------------------------------------------------------------------

Iris Murdoch. Under the Net (London, 1954).

Пер. - М.Лорие. М., "Радуга", 1988.

OCR & spellcheck by HarryFan, 29 October 2002

-----------------------------------------------------------------------

Все сплошь до конца - потери:

Погоня твоя - за зверем!

В любви изменили все,

Никто не остался верен.

И войны твои - впустую.

Одно хорошо - все минует

И старому веку на смену

Увидим пору иную.

Драйден, "Светская маска"

1


    Финн ждал меня на углу, и при виде его я сразу понял, что дело неладно. Обычно Финн ждет меня в постели или прислонившись к дверному косяку и закрыв глаза. К тому же меня задержала забастовка. Я и всегда-то ненавижу обратный путь в Англию и бываю безутешен до тех пор, пока мне не удается уйти с головой в любимый Лондон и я уже не помню, что уезжал. А тут можете себе представить, как мне было весело, когда пришлось болтаться без дела в Ньюхейвене, дожидаясь, пока опять пойдут поезда, а из ноздрей у меня еще не выветрился запах Франции. В довершение всего коньяк, который я всегда провожу благополучно, отобрали на таможне, так что, когда закрылись рестораны, я оказался целиком во власти мучительного болезненного самоанализа. Бодрящей объективности отрешенного созерцания человек моего склада не способен достигнуть в незнакомом английском городе, даже когда ему не нужно вдобавок тревожиться о поездах. Поезда вообще не полезны для нервов. Про что людям снились кошмары, когда еще не было поездов? По всем этим причинам, вместе взятым, мне не понравилось, что Финн ждет меня на улице.

    Увидев Финна, я сейчас же остановился и поставил чемоданы на землю. Они были набиты французскими книгами и очень тяжелые. Я крикнул: "Эй!" - и Финн медленно двинулся ко мне. Финн никогда не торопится. Мне трудно бывает объяснить наши с ним отношения. Нельзя сказать, чтобы он был мой слуга. Зачастую его скорее можно назвать моим импресарио. Иногда я его содержу, иногда он меня - смотря по обстоятельствам. В общем, всякому ясно, что он мне не ровня. Его имя - Питер О'Финни, но это не страшно, все зовут его просто Финн, и он приходится мне каким-то дальним родственником - так по крайней мере он утверждает, а мне лень проверять. Но у людей всегда создается впечатление, что он мой слуга, у меня и у самого бывает такое впечатление, хотя объяснить, почему это так, я бы не взялся. Иногда я приписываю это тому, что Финн - смиренное существо, что он как-то невольно остается в тени и играет вторую скрипку. Если нам не хватает кроватей, на полу всегда спит Финн, и это кажется вполне в порядке вещей. Правда, я вечно даю Финну распоряжения, но только оттого, что сам он, по-моему, не умеет придумывать, чем заняться. Некоторые мои знакомые считают, что у Финна не все дома, но это неверно: он отлично соображает, что к чему.

    Когда Финн подошел наконец ко мне, я указал ему на один из чемоданов, но он его не поднял. Вместо этого он сел на него и обратил на меня взгляд, полный печали. Я сел на второй чемодан, и некоторое время мы сидели молча. Я устал, мне не хотелось расспрашивать Финна - подожду, пока сам расскажет. Он обожает неприятности, все равно, свои или чужие, и особенное удовольствие ему доставляет сообщать дурные вести. Финн довольно красив - долговязой, меланхолической красотой; у него длинные прямые темные волосы и костлявое ирландское лицо. Он на голову выше меня (я невысок ростом), но немного сутулится. От его скорбного взгляда у меня упало сердце.

    - Что случилось? - спросил я наконец.

    - Она нас гонит с квартиры, - отвечал Финн.

    Принять это всерьез было невозможно.

    - Перестань, - сказал я ласково. - Кроме шуток, что это значит?

    - Велит нам выметаться, - сказал Финн. - Обоим. Сегодня. Сейчас же.

    Финн любит каркать, но он никогда не лжет, даже не преувеличивает. Однако я все еще отказывался верить.

    - Но почему? Что мы такого сделали?

    - Мы-то ничего не сделали, а вот она хочет кое-что сделать. Решила выйти замуж.

    Это был удар. Я дрогнул, но тут же сказал себе: а почему бы и нет? Я справедлив и терпим. И в следующую минуту я уже прикидывал, куда нам податься.

    - Но она мне ничего не говорила, - сказал я.

    - Ты не спрашивал.

    Это была правда. За последнее время личная жизнь Магдален перестала меня интересовать. Если она вздумала обручиться с другим мужчиной, винить в этом я мог только себя.

    - Кто он? - спросил я.

    - Какой-то букмекер.

    - Богатый?

    - Да, у него своя машина.

    Это был критерий Финна, а в то время, пожалуй, и мой тоже.

    - От этих женщин можно заболеть, - сказал Финн. Съезжать с квартиры улыбалось ему не больше, чем мне.

    Я опять помолчал, ощущая тупую физическую боль, в которой ревность и уязвленное самолюбие мешались с горьким чувством бездомности. Вот мы пыльным, жарким июльским утром сидим на Эрлс-Корт-роуд на двух чемоданах, и куда нам теперь деваться? Так бывало всегда. Стоило мне с великим трудом навести порядок в своей вселенной и начать в ней жить, как она взрывалась, снова рассыпаясь вдребезги, и мы с Финном повисали в воздухе. Я говорю "моя вселенная", а не "наша", потому что порой мне кажется, что внутренняя жизнь у Финна очень небогатая. Сказано это отнюдь не в обиду ему - у одних она богатая, у других нет. Я это связываю с его правдивостью. Люди с тонкой душевной организацией, вроде меня, слишком многое видят и потому никогда не могут дать прямой ответ. Разные стороны вопроса - вот что всегда меня терзало. И еще я связываю это с его умением объективно констатировать факты, когда тебе это меньше всего нужно - как яркий свет при головной боли. Возможно, впрочем, что Финн тоскует без внутренней жизни и потому прилепился ко мне - у меня-то внутренняя жизнь очень сложная и многогранная. Как бы там ни было, я считаю Финна обитателем моей вселенной и не могу вообразить, что у него есть своя, где обитаю я; такое положение, видимо, вполне приемлемо для нас обоих.

    До открытия ресторанов оставалось еще больше двух часов, а сразу встретиться с Магдален мне было страшновато. Она, конечно, ждала, что я устрою сцену, я же не чувствовал в себе для этого достаточно энергии, да и не представлял себе, какую сцену следовало устроить. Это еще нужно было обдумать. Выставить человека за дверь - лучший способ заставить его поразмыслить над тем, что осталось по ту сторону двери. Мне нужно было время, чтобы попытаться определить свой статус.

    - Хочешь, выпьем кофе у Лайонса? - с надеждой спросил я Финна.

    - Не хочу, - ответил Финн. - Хватит с меня того, что я тебя ждал, а она надо мной измывалась. Ступай поговори с ней. - И он пошел вперед. Финн обозначает людей не иначе как местоимениями или окликами. Я поплелся за ним, стараясь выяснить, что же я собой представляю.

    Магдален жила на Эрлс-Корт-роуд, в одном из этих отвратных домов-тяжеловесов. Она занимала верхнюю половину дома; там прожил и я больше полутора лет, и Финн тоже. Мы с Финном жили на четвертом этаже, в лабиринте мансард, а Магдален - на третьем (это, впрочем, не значит, что мы не виделись часто и подолгу, особенно вначале). Я уже стал привыкать к тому, что здесь я у себя дома. К Магдален иногда приходили знакомые мужчины, я ничего не имел против и ни о чем не расспрашивал. Мне это даже нравилось, потому что у меня тогда оставалось больше времени для работы, или, вернее, для туманных и бесприбыльных размышлений, которые я люблю больше всего на свете. Мы жили уютно, как две половинки грецкого ореха в одной скорлупе. Мало того, я почти ничего не платил за квартиру, а это тоже плюс. Ничто меня так не раздражает, как платить за квартиру.

    Нужно пояснить, что Магдален - машинистка в Сити, или, вернее, была, когда началась рассказанная здесь история. Однако это не самая характерная ее черта. Главное ее занятие - быть самой собой, и на это она тратит бездну времени и ухищрений. Свои усилия она направляет по линии, подсказанной дамскими журналами и кино, и если ей, несмотря на прилежное изучение самых модных канонов обольстительности, не удалось окончательно себя обезличить, то объясняется это лишь каким-то не иссякающим в ней ключом врожденной живучести. Красивой ее назвать нельзя - это определение я употребляю скупо; но она миловидна и привлекательна. Ее миловидность - это правильные черты и превосходный цвет лица, который она прикрывает маской персикового грима, так что все лицо становится гладким и невыразительным, как алебастр. Ее завитые волосы всегда уложены по той моде, какая на данный день объявлена самой последней. Они выкрашены в цвет золота. Женщины воображают, что красота - это наибольшее приближение к некой гармоничной норме. Они не делают себя неразличимо похожими только потому, что у них нет на это времени, денег и технических возможностей. Кинозвезд, у которых все это есть, и в самом деле не отличишь одну от другой. Привлекательность Магдален - в ее глазах и в живости выражения и повадки. Глаза - единственное в лице, чего никак не скроешь; во всяком случае, такого средства еще не изобрели. Глаза, как известно, зеркало души; их нельзя закрасить или хотя бы побрызгать золотой пылью. У Магдален глаза большие, серые, миндалевидные и блестят, как камушки под дождем. Время от времени она зарабатывает уйму денег - не машинкой, а позируя фотографам; она вполне соответствует ходячему представлению о хорошенькой молодой женщине.

    Когда мы явились, Магдален принимала ванну. Мы прошли в ее гостиную, которой электрический камин, кучки нейлоновых чулок и шелкового белья и запах пудры придавали необыкновенный уют. Финн плюхнулся на неубранную тахту, что строго запрещалось. Я подошел к двери ванной и крикнул:

    - Мэдж!

    Плеск прекратился, она сказала:

    - Это ты, Джейк?

    Бачок гудел как проклятый.

    - Ну конечно я. Послушай, в чем дело?

    - Я не слышу, - сказала Магдален. - Подожди минутку.

    - В чем дело? - снова прокричал я. - Ты что, правда выходишь за какого-то букмекера? Как ты могла не посоветоваться со мной?

    Я чувствовал, что устроил вполне сносную сцену. Я даже ударил в дверь ванной кулаком.

    - Ничего не слышу, - сказала Мэдж. Это была ложь - она хотела выиграть время. - Джейк, миленький, поставь чайник, мы попьем кофе. Я сию минуту выйду.

    Из ванной Магдален выплыла на волне теплого, надушенного воздуха, как раз когда я заваривал кофе, и сейчас же юркнула к себе - одеваться. Финн поспешно встал с тахты. Мы закурили и стали ждать. Прошло еще немало времени, и вот Магдален появилась во всей красе и стала передо мной. Я смотрел на нее изумленный. Во всем ее облике произошла разительная перемена. На ней было облегающее шелковое платье дорогого и затейливого фасона и много драгоценностей, по виду не дешевых. Даже выражение ее лица как будто стало другим. Только тут я до конца понял, что сообщил мне Финн. Пока мы шли к дому, я был слишком поглощен собой, чтобы задуматься о том, как глупа и нелепа затея Мэдж. Теперь эта затея явилась мне в денежном выражении. Да, такого я не ожидал. Раньше Мэдж общалась со скучными, но гуманными дельцами, либо со служащими, тяготеющими к богеме, либо, на худой конец, с литературными поденщиками вроде меня. Какой же диковинный изъян в процессе расслоения общества свел ее с мужчиной, который мог вдохновить ее на такие туалеты? Я медленно обошел вокруг нее, внимательно приглядываясь.

    - По-твоему, я что, памятник Альберту? - сказала Магдален.

    - Ну что ты, с такими-то глазами! - И я заглянул в их крапчатую глубину.

    Тут меня пронзила непривычная боль, и я отвернулся. Нужно было лучше за ней следить. Метаморфоза, конечно же, подготовлялась уже давно, только я-то по своей тупости ничего не заметил. Такую женщину, как Магдален, не переделаешь за одни сутки. Кто-то тут поработал на совесть.

    Мэдж с любопытством на меня посматривала.

    - Что с тобой? - спросила она. - Ты болен?

    Я вслух повторил свою мысль:

    - Мэдж, я плохо о тебе заботился.

    - Ты совсем обо мне не заботился, - сказала Магдален. - Теперь этим займется другой.

    Смех ее звучал язвительно, но глаза были смущенные, и я уже готов был даже сейчас, на такой поздней стадии, сделать ей опрометчивое предложение. В странном свете, внезапно озарившем нашу прошлую дружбу, я увидел что-то, не замеченное раньше, и попытался мгновенно постичь, почему Магдален мне нужна. Но я тут же перевел дух и последовал своему давнишнему правилу - никогда не говорить с женщиной откровенно в минуты волнения. Ничего хорошего из этого не получается. Не в моей натуре брать на себя ответственность за других. Мне и со своими-то затруднениями дай бог справиться. Опасная минута миновала, сигнал выключили, блеск в глазах Магдален погас, и она сказала: - Налей мне кофе.

    Я налил.

    - Так вот, Джейки, - сказала она, - теперь ты понимаешь. Я прошу тебя забрать отсюда свое добро как можно скорее, хорошо бы сегодня. Все твои вещи я снесла к тебе в комнату.

    И верно. Разнообразное мое имущество, обычно украшавшее гостиную, исчезло. Я почувствовал, что уже не живу здесь.

    - Нет, не понимаю, - сказал я, - и очень прошу тебя, объясни.

    - Увози все, - сказала Магдален. - За такси я могу заплатить. - Теперь она была совершенно спокойна.

    - Будь человеком, Мэдж. - Я уже снова тревожился о себе, и от этого мне стало много легче. - Почему я не могу по-прежнему жить наверху? Я ведь не помешаю. - Но я и сам понимал, что это не годится.

    - Ох, Джейк! - сказала Мэдж. - Ты просто болван.

    Это были самые ласковые слова, которые я пока от нее услышал. Мы оба немного оттаяли.

    Все это время Финн стоял, прислонившись к косяку и разглядывая какую-то точку в пространстве. Слушает он или нет, было непонятно.

    - Ушли его куда-нибудь, - сказала Магдален. - От него дрожь пробирает.

    - Куда я могу его услать? Куда нам с ним идти? Ты же знаешь, что у меня нет денег.

    Это было не совсем так, но из осторожности я всегда притворяюсь, будто у меня нет ни гроша - такое впечатление обо мне может когда-нибудь и пригодиться.

    - Вы взрослые люди, - сказала Магдален. - По крайней мере числитесь взрослыми. Можете решить сами.

    Я глянул в сонные глаза Финна.

    - Что будем делать?

    Финна иногда осеняют удачные идеи, да и подумать у него было больше времени, чем у меня.

    - Поедем к Дэйву, - сказал он.

    Я не нашел что возразить, поэтому сказал: "Ладно" - и тут же заорал ему вслед: "Возьми чемоданы!", потому что он стрелой ринулся к двери. Иногда мне кажется, что Финн недолюбливает Магдален. Он вернулся, взял один из чемоданов и исчез.

    Мы с Магдален посмотрели друг на друга, как боксеры перед началом второго раунда.

    - Послушай, Мэдж, - сказал я, - не можешь ты меня выселить вот так, ни с того ни с сего.

    - Ты и вселился ни с того ни с сего, - сказала Мэдж.

    Это была правда. Я вздохнул.

    - Поди сюда, - и я протянул ей руку. Она дала мне свою, но рука была неподатливая и безответная, как вилка, и очень скоро я ее выпустил.

    - Не устраивай сцен, Джейки, - сказала Мэдж.

    В ту минуту я не мог бы устроить никакой, даже малюсенькой сцены. Я почувствовал слабость и прилег на тахту.

    - Так-так, - сказал я мягко. - Значит, ты меня выгоняешь, и притом ради человека, который наживается на чужих пороках.

    - Все мы наживаемся на чужих пороках, - сказала Мэдж, напустив на себя ультрасовременный цинизм, что ей очень не шло. - И я и ты, а ты еще используешь даже худшие пороки, чем он. - Это относилось к тому разряду книг, какие я время от времени переводил.

    - Кто хоть он есть? - спросил я.

    Мэдж заранее пыталась прочесть на моем лице, какое впечатление произведет ее ответ.

    - Его фамилия Старфилд, - сказала она. - Возможно, ты о нем слышал. - В глазах ее сверкнуло бесстыдное торжество.

    Я напряг мускулы лица, чтобы лишить его всякого выражения. Вот оно что - Старфилд, Сэмюел Старфилд, Святой Сэмми, король букмекеров. Сказать про него "какой-то букмекер" было со стороны Финна некоторой натяжкой, хотя у него и до сих пор еще была контора вблизи Пикадилли и над дверью - его фамилия из электрических лампочек. Сейчас Старфилд занимался всем понемножку в тех сферах, какие доступны его вкусам и средствам: дамские туалеты, ночные клубы, кино, рестораны.

    - Понятно, - сказал я. Я не намерен был осчастливить Мэдж бурной демонстрацией. - Где же вы познакомились? Меня это интересует с чисто социологической точки зрения.

    - Не знаю, что ты имеешь в виду, - сказала Мэдж. - Но если тебе так уж интересно, мы познакомились в одиннадцатом автобусе.

    Это была явная ложь. Я покачал головой.

    - Ты избрала карьеру манекенщицы, - сказал я. - Тебе предстоит проводить все время в том, чтобы олицетворять кричащее богатство. - И тут же у меня мелькнула мысль, что такая жизнь, может быть, и не самая скверная.

    - Джейк, уезжай, пожалуйста, - сказала Магдален.

    - Как бы то ни было, - сказал я, - не здесь же ты будешь жить со Святым Сэмми?

    - Эта квартира будет нам нужна, и я хочу, чтобы тебя здесь не было.

    Ее ответ показался мне уклончивым.

    - Ты сказала, что _выходишь замуж_? - спросил я. Меня снова кольнуло сознание ответственности. У нее не было отца, и я почувствовал себя in loco parentis [в роли отца (лат.)]. Другого locus'а у меня, в сущности, и не осталось. И теперь я сообразил, что Старфилд едва ли захочет жениться на такой девушке, как Магдален. Вешать на нее меховые манто можно было с таким же успехом, как на всякую другую живую вешалку. Но эффектна она не была, как не была ни богата, ни знаменита. Славная, здоровая молодая англичанка, простая и милая, как майский праздник в деревне. У Старфилда, надо полагать, вкусы куда более экзотические и менее матримониальные.

    - Вот именно, - сказала Мэдж подчеркнуто и все так же невозмутимо. - А теперь иди укладываться. - Но по тому, как она избегала встречаться со мной взглядом, было ясно, что совесть у нее неспокойна.

    Она подошла к книжной полке.

    - Тут, кажется, есть твои книги. - И она достала "Мэрфи" и "Pierrot mon ami".

    - Освобождаем место для господина Старфилда, - сказал я. - А он читать умеет? И кстати говоря, он знает о моем существовании?

    - Допустим, что знает, - увильнула Магдален, - но я не хочу, чтобы вы встречались. Поэтому я и посылаю тебя укладываться. С завтрашнего дня Сэмми будет проводить здесь много времени.

    - Ясно одно, - сказал я. - Все зараз я перевезти не могу. Часть вещей я заберу сегодня, а за остальным приеду завтра. - Я не выношу, когда меня торопят. - И не забудь, - добавил я пылко, - что радиола моя. - Мысли мои неотступно возвращались к банку Ллойда.

    - Хорошо, милый, - сказала Мэдж, - но если захочешь прийти завтра или позже, сначала позвони, и если ответит мужской голос, клади трубку.

    - Какая гадость, - сказал я.

    - Да, милый. Такси вызвать?

    - Нет! - крикнул я, выходя из комнаты.

    - Если Сэмми увидит тебя здесь, - прокричала Магдален мне вслед, когда я уже поднимался по лестнице, - он свернет тебе шею!


    Я взял второй чемодан, завернул и связал свои рукописи и вышел на улицу. Нужно было подумать, а в такси я не могу думать, потому что все время смотрю на счетчик. Я сел в 73-й автобус и поехал к миссис Тинкхем. Миссис Тинкхем держит газетную лавочку в районе Шарлот-стрит. Это пыльная, грязная, невзрачная угловая лавчонка, снаружи у двери висит доска с объявлениями, а внутри продаются газеты на разных языках, дамские журналы, ковбойские и научно-фантастические романы и "Поразительные повести". Во всяком случае, все это разложено для продажи, вернее, кое-как свалено в стопки, хотя я ни разу не видел, чтобы кто-нибудь что-нибудь купил у миссис Тинкхем, кроме мороженого, которым она тоже торгует, и еще "Ивнинг ньюс". Прочая литература годами лежит неподвижно, выцветая на солнце, разве что сама миссис Тинкхем вздумает почитать - такое на нее порой находит - и вытянет из кучи какой-нибудь пожелтевший от времени ковбойский роман, а дочитав до половины, скажет, что, оказывается, уже читала его, только все забыла. Вероятно, она прочла уже весь свой товар - его немного, и пополняется он медленно. Несколько раз я видел у нее в руках французскую газету, хотя она и говорит, что не знает французского, но, может быть, она просто разглядывает иллюстрации. Кроме контейнера с мороженым в лавке стоит железный столик и два стула, а на полке - бутылки с красными и зелеными безалкогольными напитками. Здесь я провел немало мирных часов.

    Лавка миссис Тинкхем отличается также тем, что она полна кошек. Неуклонно растущее кошачье семейство, происшедшее от одной огромной прародительницы, располагается на прилавке и на пустых полках в сонливом созерцании: янтарные глаза сужены и помаргивают на солнце - ленивые влажные щелки среди изобилия прогретой шерсти. Когда я прихожу, какая-нибудь кошка соскакивает ко мне на колени и, посидев сколько полагается, солидно и бесстрастно, ускользает затем на улицу любоваться витринами. Но ни одной из них я ни разу не встречал дальше, чем за десять шагов от лавки. Посреди этого великолепия восседает сама миссис Тинкхем и курит сигарету. Я не знаю другого человека, который курил бы, как она, буквально не переставая. Она закуривает одну сигарету от остатка другой; как она утром закуривает первую - это для меня тайна, потому что если попросить у нее спичек, их в доме никогда не оказывается. Однажды я застал ее в великом смятении и горе - очередная сигарета упала в чашку с кофе, а зажечь новую было нечем. Может быть, она курит всю ночь, а может быть, в спальне у нее горит вечный огонь - какая-нибудь неугасимая сигарета. Эмалированный тазик у нее в ногах обычно до краев полон окурков; а рядом с ней, на прилавке, стоит маленький радиоприемник, который всегда включен, но самую малость, так что миссис Тинкхем проводит время среди своих кошек, окутанная табачным дымом, под непрестанный аккомпанемент чуть слышного музыкального бормотанья.

    Я вошел, сел, как обычно, за железный столик и снял одну из кошек с ближайшей полки к себе на колени. Она тут же замурлыкала, как пущенная в ход машина. Я улыбнулся миссис Тинкхем - в тот день это была моя первая натуральная улыбка. На языке Финна миссис Тинкхем - занятная реликвия, но ко мне она была очень добра, а я никогда не забываю доброе отношение.

    - Вот и вернулись домой, - сказала миссис Тинкхем, откладывая томик "Поразительных повестей", и еще немного приглушила радио, так что остался только невнятный шепот где-то на заднем плане.

    - Да, к сожалению, - отвечал я. - Миссис Тинк, как бы стаканчик чего-нибудь?

    Я уже давно храню у миссис Тинкхем запас виски на случай, если оно мне понадобится в медицинских целях, в спокойной обстановке, в центре Лондона, в неурочное время. Сейчас время было урочное, но мне нужна была успокоительная тишина лавчонки миссис Тинкхем, с мурлычущей кошкой, шепчущим радио и самой миссис Тинк - языческой богиней, окутанной фимиамом. Когда я завел эту систему, я вначале после каждого раза делал на бутылке пометку, но в то время я еще плохо знал миссис Тинкхем. По надежности ее можно приравнять к закону природы. И она умеет молчать. Однажды я случайно услышал, как один из ее странных клиентов после тщетных попыток что-то у нее выведать громко воскликнул: "Вы просто патологически деликатны!" И это истинная правда. Я подозреваю, что этим и объясняется успех миссис Тинкхем. Ее лавка служит так называемым "передаточным пунктом" и местом встречи для людей, которые любят вести свои дела под шумок. Интересно бы" знать, в какой мере миссис Тинкхем осведомлена о делах своих клиентов. Когда я далеко от нее, я убежден, что она не так наивна, чтобы не представлять себе, что происходит у нее под носом. Когда же она рядом, она выглядит такой толстой и расплывчатой и моргает так похоже на своих кошек, что меня берет сомнение. Порой мне случается краем глаза подметить на ее лице выражение острой проницательности; но как бы я быстро ни обернулся, я ни разу не успел прочесть на этом лице ничего, кроме безмятежной материнской озабоченности и более или менее рассеянного участия. Какова бы ни была истина, верно одно: никто никогда этого не узнает. Полиция давно махнула рукой на миссис Тинкхем: допрашивать ее значило даром терять время. Мало она знает или много, но ни разу на моей памяти ни ради выгоды, ни ради сенсации она не показала своей осведомленности о том, что творится в тесном мирке, окружающем ее лавку. Неболтливая женщина - это жемчужина на черном бархате. Я глубоко уважаю и люблю миссис Тинкхем.

    Она налила виски в картонный стаканчик и передала мне через прилавок. Сама она при мне не выпила ни капли спиртного.

    - Коньяку не привезли, голубчик? - спросила она.

    - На таможне отобрали, - сказал я и, отхлебнув виски, добавил: - Чтоб им пусто было! - сопроводив эти слова жестом, который охватывал таможню, Мэдж, Старфилда и мой банк.

    - Что случилось, голубчик? Опять настало трудное время? - спросила миссис Тинкхем, и, склонясь над стаканом, я успел заметить, что в ее глазах мерцает прозорливый огонек.

    - Ох уж эти люди, сплошные от них неприятности, верно? - добавила она тем масляным голосом, который, надо полагать, вынудил не одно признание.

    Я уверен, что с миссис Тинкхем откровенничают почем зря. Бывало, что, входя в лавку, я безошибочно это чувствовал. Я и сам с ней откровенничал и думаю, что для многих своих клиентов она единственный человек, которому вполне можно довериться. Трудно предположить, чтобы такая роль не приносила известных материальных выгод, и деньги у миссис Тинкхем, безусловно, водятся - однажды она без единого слова дала мне взаймы десять фунтов, - но я уверен, что деньги для нее не главное. Ей просто доставляет наслаждение быть в курсе чужих дел, вернее, жизней, потому что слово "дела" предполагает интерес более узкий и менее человечный, нежели тот, который в эту минуту был сосредоточен на мне, если только я этого не вообразил. В самом деле, возможно, что истина относительно ее наивности или отсутствия таковой лежит где-то посередине, что она пребывает в мире чужих жизненных драм, где факты и вымысел почти неотделимы друг от друга.

    Что-то тихо звучало у меня в ушах, может быть, радио, а может, это миссис Тинкхем колдовала, чтобы вызвать меня на откровенность; точно кто-то осторожно сматывал тонкую леску, на которой повисла, вот-вот готовая сорваться, редкостная рыбина. Но я крепился и молчал. Я хотел подождать, пока не смогу изложить свою историю более драматично. Тут намечались кое-какие возможности, но ничего еще не оформилось. Заговорив сейчас, я мог невзначай сказать правду; когда меня застигают врасплох, я обычно говорю правду, а что может быть скучнее? Я встретил взгляд миссис Тинкхем и, хотя глаза ее ничего не сказали, не сомневался, что она прочла мои мысли.

    - Люди и деньги, миссис Тинк, - сказал я. - Не будь их, как хорошо было бы жить на свете.

    - И еще зов пола, - сказала миссис Тинкхем; мы оба вздохнули.

    - Котята за последнее время были? - спросил я.

    - Нет, но Мэгги опять в интересном положении. Да, скоро, скоро будут у тебя детки! - обратилась она к раскормленной пестрой кошке, разлегшейся на прилавке.

    - Думаете, на этот раз получилось?

    Миссис Тинкхем уже давно убеждала своих кошек гулять с сиамским красавцем, проживавшим неподалеку. Правда, все ее уговоры сводились к тому, что она время от времени подносила какую-нибудь из кошек к двери и указывала ей на этого интересного мужчину со словами: "Погляди, какой там миленький котик!" - и пока что ничего из этого не выходило. Если вы когда-нибудь пытались привлечь внимание кошки к определенному предмету, то знаете, как это трудно. Она будет смотреть куда угодно, только не туда, куда вы указываете.

    - Как бы не так, - сердито отвечала миссис Тинкхем. - У них у всех только и на уме что черно-белый кот из конинной лавки. Верно говорю, моя красавица, да? - снова обратилась она к будущей мамаше, а та в ответ вытянула вперед тяжелую лапу и вонзила когти в стопку "Nouvelles litteraires" ["Новости литературы" (франц.)].

    Я стал развертывать свой пакет. Кошка соскочила с моих колен и бочком выскользнула за дверь. Миссис Тинкхем сказала: "Так-то" и потянулась к "Поразительным повестям".

    

... ... ...
Продолжение "Под сетью" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Под сетью
показать все


Анекдот 
Идите к своей цели и не жалуйтесь на нехватку времени. Его у вас в сутках столько же, сколько было у Сократа, Ломоносова, Бетховена, Эйнштейна и Майкла Джексона.
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100