Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум
Выбрать писателя: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
 
книги
Рефераты >> Языкознание >> Лексические слияния в современном английском языке

Лексические слияния в современном английском языке

Скачать в архиве Скачать

Лексические слияния в современном английском языке

Л.А. Липилина

Рассматриваются вопросы, связанные с образованием слов-слитков в современном английском языке, спецификой их структуры и семантики. Благодаря применению когнитивного подхода к анализу языковых явлений стало возможным рассмотрение феномена лексических слияний как сложного процесса концептуальной интеграции, репрезентируемого на языковом уровне.

Появление в современном английском языке таких слов, как brunch — ‘late breakfast’ <breaffast + lunch>, toytoon — ’an animated cartoon for children featuring characters of which models can be bought as toys <toy + cartoon>, affluenza — ‘condition of feeling guilty, bored, lacking motivation among wealthy people <affluent + influenza>, dallymony — ‘an allowance paid by order of the court to one partner in a former relationship by the other partner whose professions of affection and announced intentions have been established as insincere’ <dalliance + alimony> и других, является результатом одного из самых неординарных и сложных словообразовательных процессов, при котором происходит слияние усеченных основ двух или более лексических единиц[1] . Свежесть, неожиданность и благозвучие слов-слитков часто создает юмористический эффект. Данными свойствами, а также стремлением коммуникантов к сжатости, но при этом высокой информативности высказывания, объясняется чрезвычайная популярность использования единиц данного типа в средствах массовой информации, рекламе и разговорной речи. Значение нового слова либо полностью, либо частично совмещает значения всех входящих в него структурных компонентов, являясь наглядной иллюстрацией проявления принципа экономии языковых усилий (edutainment — ‘a TV programme designed to educate and entertain’ <education + entertainment>). Данный способ словообразования является общеязыковым явлением — известны исследования слов-слияний в английском, немецком, французском, испанском, арабском, японском, русском языках. В британском варианте английского языка такие образования используются преимущественно в журналистике, в немецком языке — в коммерческой деятельности, в перуанском варианте испанского языка — в жанре политической сатиры.

Однако неоднозначное понимание сущности этого лингвистического явления, размытость критериев его определения (отнесение его либо к частному виду словосложения, либо к аббревиации) привели к обилию существующих терминов, обозначающих данный класс лексических единиц: «слова-портмоне» (portmanteau words), «слова-амальгамы» (amalgam word/form), «слова-гибриды» (hybrids), «бленды» (blends), «слова-сращения» (coalesced words), «слова-слитки» (fusions), «слова-телескопы» (telescope words), «слова-композиты» (composit words).

В английском языке создание слов-слитков являлось продуктивным способом словообразования во все периоды его исторического развития. Стремление к краткости и выразительности, а также особое пристрастие англичан к языковой изобретательности привели к появлению слов, которые Льюис Кэрролл (сам автор образований chortle и slithy) называл «словами-портмоне». В таких словах «упакованы» два (или более) значения. Среди ранних телескопных образований, зарегистрированных Оксфордским словарем английского языка, следует назвать: blatterature (1512) — ‘низкопробная литература’ <blatter + literature>; foolosophy (1549) — ‘ограниченный человек, претендующий быть мудрым’ <fool + philosophy>; universalphabeth (1670) — ‘универсальная система письма’ <universal alphabeth>; scraze (1703) — ‘сильно царапать’ <scratch + graze>; boldacious (1888) — ‘отчаянный и отважный, любящий риск и опасность’ <bold + audacious>.

При этом необходимо отметить, что в последние десятилетия наблюдается устойчивая тенденция к значительному увеличению единиц данного типа среди английских неологизмов [2, с. 38—39; 3, с. 3].

Слова-слияния создаются для вербализации новых сложных, многомерных концептов, для обозначения животных и растительных гибридов, новых артефактов и торговых марок: stagflation — ‘период экономического застоя при одновременной инфляции’ <stagnation + inflation>; beefalo — ‘помесь быка и буйвола’ <beef + buffalo>; pomato — ‘гибрид картофеля и томата’ <potato + tomato>; breathalyser — ‘прибор, измеряющий содержание алкогольных паров по дыханию водителя’ <breath + analyser>; Callanetics — ‘авторская система физических упражнений, разработанная Каллан Пинкни’ <Callan [Pinckney] + athletics>. Данный вид словообразования являет собой неиссякаемый источник для создания языковых каламбуров. Авторы «слов-портмоне» убеждены, что слушатели/читатели правильно «разгадают» и по достоинству оценят лингвистическую «причуду»: millionerror — ‘нежеланный ребенок в семье миллионеров’ <millionaire + error>; frankenfood — ‘генетически модифицированные продукты питания’ <Frankenstein + food>.

Уникальность описываемого явления заключается в том, что процесс интеграции не является случайным или стихийным, а регулируется определенными особенностями участвующих в соединении компонентов. Исходные компоненты слов-слияний должны подходить друг другу по нескольким параметрам — фонологическому, семантическому, грамматическому — и обладать при этом высоким лингвокреативным потенциалом. Некоторые телескопные единицы могут содержать элементы иноязычного происхождения: coffnoscenti <coffee + cognoscenti>; priviligentsia <privilege + intelligentsia>; Fraingalise — ‘разговорный французский язык, в котором используется много английских слов’ <Francaise + Anglaise>. Слова-слияния могут относиться к различным лексико-грамматическим категориям: существительным (zootoque — ‘небольшой зоопарк с экзотическими и редкими видами животных’ <zoo + boutique>), глаголам (medevac — ‘эвакуировать пострадавших в близлежащий госпиталь’ <medical + evacuate>), прилагательным (tizzy — ’металлический, жужжащий (о звуке)’ <tinny + buzzying>). При этом наибольшая продуктивность единиц данного типа проявляется среди имен существительных.

Традиционно анализ структуры лексических слияний основывался на учете комбинаторных особенностей их морфологического состава. Джон Алджео, например, [3] выделяет следующие группы слов-слияний:

1) единицы с полным или частичным совпадением отдельных элементов исходных компонентов и их наложением: strimmer <string + trimmer>; slanguage <slang + language>;

2) единицы с инициальным или финальным усечением структуры одного из исходных компонентов при сохранении полной структуры другого исходного компонента: fanzin — ‘журнал для поклонников актеров и певцов или спортивных болельщиков’ <fan + magazine>; paratroops — ‘воздушно-десантные войска’ <parachute + troops>;

3) единицы с инициальным и/или финальным усечением структуры двух исходных компонентов: transputer <transistor + computer>; Singlish — ‘упрощенный вариант английского языка, на котором говорят жители Сингапура’ < Singapore + English>;

4) единицы с совпадением и наложением отдельных элементов исходных компонентов и усечением: numeracy <number + literacy>.

Классификация Джона Алджео основана на учете особенностей изменений, происходящих со структурой исходных компонентов лексических слияний, и позволяет выделить 16 базовых структурных типов. Сложность моделирования и чрезвычайное структурное многообразие данных лексических единиц является следствием непредсказуемого характера процесса их образования, например, усечение одного из исходных компонентов иногда сводится до одного слога или даже звука. Морфологическая структура слов-слияний, таким образом, оказывается не настолько важной, как ее звуковая оболочка. «Звуковая цепочка», т. е. внешняя форма слова-слитка, может «навести» читателя или слушателя на правильное понимание значения всей единицы, которая семантически и формально связана с составляющими ее лексемами. Это позволяет рассматривать структуру лексических слияний как состоящую не из морфем или «осколков» морфов исходных компонентов[2] , а из полнозначных лексем, представленных отдельными фрагментами. Далее в процессе коммуникации читающий/слушающий восстанавливает данные фрагменты полностью, что является необходимым условием для распознавания смыслов, заложенных в значении лексической единицы. Исходя из вышесказанного, С. Кеммер [4] предложила типологию слов-слияний, основанную на фонетических и семантических критериях. С. Кеммер разделила данные лексические образования на три большие группы:

1) единицы с наложением (overlap blends), в которую вошли единицы типа glitterati <glitter + literati>;

2) единицы с замещением (substitution blends):

а) целой лексемы (lexeme substitution): carjacking <car + hijacking>;

б) морфемы (morpheme substituion): andropause <andro- + menopause>;

в) слога (syllable substituiton): digerati <digital + literati>;

г) сегмента звуковой цепочки (segment string substitution): smog <smoke + fog>;

3) группа «редко встречающихся» единиц (rare blend types):

а) телескопные единицы, образованные из трех исходных компонентов (3-source blends): turducken — ‘индейка, фаршированная мясом утки и цыпленка’ <turkey + duck + chicken>;

б) «орфографические слияния» (orphographic blends): pharming — ‘разведение генетически модифицированных животных’ <pharmaceutical + farming>;

в) телескопные единицы с «включениями» (intercalative blends): chortle <chuckle + snortle>, slithy <slimy + lithe>.

Лингвистические исследования последних лет, проводимые в русле когнитивного подхода к анализу языковых явлений, позволили рассматривать образование лексических слияний как результат сложного когнитивного процесса интеграции концептов (conceptual blending), проявляющегося на языковом уровне. Теория концептуальной интеграции была разработана в 90-х годах прошлого столетия Ж. Фоконье совместно с М. Тернером [5]. Согласно данной теории человек в процессе речемыслительной деятельности формирует так называемые «ментальные пространства» — концептуальные объединения, «пакеты информации», которые являются отражением нашего восприятия действительности. В процессе когнитивной операции ментальные пространства комбинируются и формируют промежуточное («родовое») пространство (generic space), которое затем координируется, структурируется и приводит к образованию нового смешанного пространства (blend), имеющего интегрированную структуру [5, с. 1—2]. Новая концептуальная структура может быть представлена в языке единицами различной степени сложности, в том числе и словами-слитками, которые интегрируют форму и значение исходных лексем.

Между смысловыми компонентами слов-слитков можно выделить следующие шесть видов отношений:

1) отношение «пересечения» (crossing) представлено в значениях единиц типа plantimals <plant + animals>, banjolin <banjo + mandolin>, churkey <chicken + turkey>. Новый концепт является самостоятельным образованием и содержит в равной степени элементы исходных концептов;

2) отношение «комбинирования» (combining) представлено в значениях единиц типа flexecurity <flexible + security>, dynaxity <dynamisity + complexity>. Новый концепт полностью вмещает содержание исходных концептов;

3) отношение «подтверждения» (confirming) представлено в значениях единиц типа disastrophe <disaster + catastrophe>, alonely <alone + lonely>. Исходные концепты в этом случае являются идентичными, и в результате их комбинирования новый концепт обладает высокой степенью интенсивности и экспрессивности;

4) отношение «противоречия» представлено в значениях единиц типа froe <friend + foe>, frenemy <friend + enemy>[3] . Новый концепт формируется на основе концептов, находящихся в антагонистических отношениях;

5) отношение «соединения» (connecting) представлено в значениях единиц типа Eurasia <Europe + Asia>, Texico <Texas + New Mexico>, Wintel <Windows + Intel>. Новый концепт отражает реалию, занимающую промежуточное положение между реалиями исходных концептов;

6) отношение «компромисса» (compromising) представлено в значениях единиц типа huwoman <human + woman + man>, hesh <he + she>, shim <she + him>, которые являются гендерно-нейтральными наименованиями. Новый концепт как бы нивелирует, нейтрализует специфические черты исходных концептов.

Одним из самых спорных вопросов, касающихся образования слов-слитков в английском языке, считается определение статуса единиц, имеющих серийный характер: Contragate, Monicagate, Camillagate, Notting Hillgate; workaholic, chocaholic, shopaholic, computerholic; cheeseburger, baconburger, tofuburger, veggiburger; glitterati, chatterati, Britpoperati, soccerati, luncherati; advertainment, scientaiment, edutainment. Очевидно, что при создании первых слов в данных сериях происходил описанный выше процесс слияния исходных компонентов на концептуальном и языковом уровнях, который, вследствие своей успешности, был оценен говорящими, стал широко эксплуатироваться и привел к созданию целого ряда слов по аналогии. Отдельные фрагменты, вычлененные из единиц Watergate, alchoholic, hamburger[4] , literati, entertainment, приобрели значение полноценной лексической единицы — ’скандал’, ’фанат’, ‘бутерброд’, ’знатное общество’, ’приятное развлечение’ (соответственно). Данное замечание представляется чрезвычайно важным, так как некоторые лингвисты убеждены, что в данном случае мы имеем дело с семантическим переосмыслением и появлением новых аффиксов или полуаффиксов, совпадающих по форме с данным фрагментом многосложного слова. В результате, по их мнению, новые слова образуются в рамках принципиально иного словообразовательного процесса — аффиксации. Однако следует иметь в виду, что значения аффиксов, как правило, более абстрактные[5] , по сравнению с приведенными выше примерами, и не требуют для понимания реконструкции формы и значения всей лексической единицы.

Лексические слияния являются яркими, неординарными по своей форме и семантике единицами. Значительное увеличение количества слов-слитков на страницах англоязычной прессы за последние несколько лет позволяет рассматривать феномен их создания как проявление поразительной гибкости и подвижности языка в изображении чрезвычайно сложного образа современного мира.


 

Анекдот 
Третий закон Кирхгофа гласит: Если одной рукой взяться за фазу, а другой - за ноль, то ноги укажут направление выноса тела.
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100